Увековечение памяти погибших при защите Отечества
Поиск и эксгумация пропавших на полях сражений
солдат и офицеров Красной Армии
Главная  >  Полевой блокнот  >  Здесь не солдаты – души полегли…
Запись

Здесь не солдаты – души полегли…

Эти стихи Ирина Елкина написала пять лет назад, когда ей было пятнадцать лет. Сегодня Ирина - заместитель командира отряда "Рубин". Поисковики взрослеют быстро...

Не прошло и года, а снова…

Не прошло и года, а снова,
Ты спешишь вернуться назад
Для тебя все это не ново,
Ты находишь погибших солдат.

Та же фляжка, и та же ложка,
Тот же старый походный рюкзак,
Та же с милым рисунком кружка,
По- другому тебе никак.

Снова выверен старый компас
И намечены все пути,
И уже не сыграешь в «пас»,
Ты обязан туда идти.

И потом у могилы серой
Ты поймешь, что сказать Он хотел,
Человек, испытуемый верой,
Что Отчизну хранить умел.

Он хотел, чтобы люди жили,
Чтобы солнце сиять могло,
Чтобы в памяти вечно были
Лишь два слова «ДОБРО И ЗЛО».

То добро и тот подвиг ратный,
Что они совершили тогда.
И то зло, что прошло безвозвратно,
Пронесенное через года.

И вернувшись назад, в Долину,
Ты торопишься их поднять,
Чтобы мать, потерявшая сына,
Перестала ночами рыдать.

Та же кружка и та же ложка,
Тот же старый походный рюкзак,
Снова встретишь подружку Ленку,
По-другому тебе никак.

Снова вечером будут песни
У сверкающего костра,
Снова все соберёмся вместе,
Как бы жизнь не была тяжела.

Не пройдёт и года, а снова
Ты вернешься сюда, назад.
Для тебя это все не ново,
Ты разыскиваешь солдат.

Ровеснику

Ровесник, ты где, прошу - отзовись!
Ты звал нас, вот мы пришли за тобой,
И рации звуки уносятся ввысь,
За нами остался последний твой бой.

Шинели прогнившие, каски пробиты,
Плывут облака, как будто в крови.
Лежат в тишине давно убиты,
Теперь их уже зови не зови...

Идем по тропинке дорогою длинной,
А в сердце вновь колохнется печаль.
Обходим воронки, заросшие тиной,
И каждую душу погибшую жаль.

И им уже не помогут молитвы,
Пропала жизнь на ужасной войне,
Лишь смерть стоит у последней битвы,
Она осталась в зловещем огне.

Тревожим покой забытых солдат,
А отзыва их все нет и нет.
Ну что ж ты молчишь, товарищ и брат?
Пока мы здесь, дай нам ответ.

Здесь все молчит и теперь покой,
Не их, а наш уж последний бой.
Им с нами не встать и домой не добраться,
Навечно осталось им восемнадцать.

Долина памяти

Быть может рано, может слишком поздно
Мы многого ещё не сознаём,
«Долина смерти» - та единственная фраза,
И мы её когда-нибудь поймём.

«Долина смерти» - «Горести долина»,
Её овеял сумрачный туман,
Покрыта чёрной мглою половина,
Другая половина горем мам.

Чтоб смерти след «Долиной жизни» стал
И стоны павших больше не звучали
Поднимем их, всех тех, кто умирал,
Докажем, что мы их не забывали.

Сейчас в «Долине славы» тишина,
Без погребения лежат в сырой земле герои,
Но этим людям слава не нужна,
Им нужно, чтобы помнили былое.

«Долина доблести» покрыта кровью боя,
И смелым тут судьба не помогла,
Но ведь не умерли в минуту ту герои,
Душа их героически жива.

«Долина смерти» - «Горести долина»,
«Долина жизни» - доблести полна,
«Долина славы» будет не забыта,
«Долина памяти» останется жива!

Поисковик и Солдат

Воронка затянулась мхом,
Её края обрывисты и зыбки.
Здесь все еще идет война.
Кругом
Неисправимые ошибки.

Как много нас здесь, павших,
Безызвестных,
Я - до сих пор веду неравный бой,
Мои друзья давно в лесах окрестных
Землею стали, проросли травой.

А я борюсь, БОРЮСЬ и не сдаюсь!!!!!
Я на «врага» бросаюсь вновь и вновь,
На дне воронки, в глине не таюсь,
Но время убивает все.
И даже кровь,
Которая питала землю -
Засохла коркой ржавчины гнилой,
Но я борюсь, я смерти не приемлю…
Я БУДУ ЖИТЬ! ВЕДЬ Я - ЖИВОЙ!

Пусть моё сердце – лишь кусок земли,
Пусть кости сгнили - черные останки.
Здесь не солдаты – души полегли…
Расплата жизнью – нет, не выше «планки».

А ты, поисковик, постой,
Остановись над прахом безымянным.
Мне б обрести теперь покой простой,
И стать навеки «постоянным».

Ты сядь, не торопись уйти,
Побудь, поговори немного,
Ведь на последний я рубеж дойти,
Сумел,
Стою вот у порога.

Ты куришь? Нет... А я бы закурил,
Сейчас согрелся б у костра.
Вновь дождь воронку всю залил,
И фляга уж давно пуста.

Человек уложил в рюкзак кости,
Положил к груди медальон,

Он молчал,
в тишине громовой,
Уж закат утопал в мелколесье,
Поисковик и Солдат
спешили домой,
Падал дождь на них с поднебесья.

К другим записям

Запись

О находках поисковиков

О находках поисковиков

Однажды у погибших сибиряков-таежников в вещмешках мы обнаружили обыкновенные буквари. Вероятно, неграмотных мужиков решили в перерывах между боями обучать грамоте.

Запись

Вместе

Вместе

Вечное солнышко светило вечному миру, не замечая, что согревает на этой безымянной высоте только мёртвых. Ватные белые облака бежали по глади широко раскрытых в небо глаз, унося с собой в небеса души солдат, павших за Родину.

Запись

Третий Фронт

Третий Фронт

Фото-рассказ о поисковых работах конца восьмидесятых - начала девяностых в Долине смерти. «Третий фронт» — честный, страшный, написанный отличным языком.

Запись

Костер

Костер

Костерок окреп, уже уверенно трещит сушняком и искрит во влажном утреннем воздухе. Семьдесят два года назад так же в апрельское утро согревались наши солдаты перед атакой. Здесь же, на этой речушке в Мостках. Деревушка в пару десятков дворов. Вторая Долина смерти в Любанской операции - в бесславной, но не позорной...

Запись

Ложка

Ложка

Ленка что-то там еще трещала про поисковиков, про Новгород, про поселковую  администрацию, но она уже не слышала почтальоншу, а молча, наслаждалась одной-единственной мыслью: «Мой папка нашелся». И не было для нее в мире ничего важней этой простой истины. Дождалась!

Запись

Краснофлотцы: два медальона - две судьбы

Краснофлотцы: два медальона - две судьбы

Участник Великой Отечественной войны. Оказавшись на местах боёв в 1991 году, увидел не захороненных солдат и поклялся: «Здесь лежат мои боевые товарищи, и, пока жив, я буду искать и хоронить погибших». Ветеран кировской поисковой организации «Долг». Почетный гражданин города Киров.Разменявший восьмой десяток, 3 года провел в полевых условиях и вместе с молодыми поисковиками перезахоронил останки 1302 солдат и офицеров, почти целый полк.«Человек-легенда, душа поисковой организации, его портрет нужно писать не словами, а сердцем», — говорили поисковики о своем старшем товарище по отряду.