Увековечение памяти погибших при защите Отечества
Поиск и эксгумация пропавших на полях сражений
солдат и офицеров Красной Армии
Главная  >  Полевой блокнот  >  О находках поисковиков
Запись

О находках поисковиков

Каждый, кто хоть когда-то участвовал в поиске, помнит тот интерес, возникающий при рассмотрении всего, обнаруженного в ходе раскопок и непередаваемые ощущения «кладоискателей». Результаты работы военных археологов (а это мы с вами) - это найденный солдатский скарб, военное снаряжение, имущество, боевая техника. Все это - живые страницы недавней Великой войны.

Но, пожалуй, самыми живыми являются документы, найденные у погибших солдат. Чаще всего - это книги, брошюры и документы, удостоверяющие личность. К сожалению, найти документы у погибших сегодня - большая редкость. Книжно-брошюрные находки в нашей практике были разными, порой очень необычными. Однажды у погибших сибиряков-таежников в вещмешках мы обнаружили обыкновенные буквари. Вероятно, неграмотных мужиков решили в перерывах между боями обучать грамоте.

Но чаще всего у солдат в их личных вещах обнаруживаются брошюры военно-технической и военно-политической тематики: «Основы минно-подрывного дела», «Зверства фашистов», «Богдан Хмельницкий». Вот отрывок из брошюры «Зверства фашистов над пленными и ранеными красноармейцами», найденной под Старой Руссой в 2001 году у погибшего солдата: «Из дневника немецкого ефрейтора: «Видел русских пленных. Несимпатичная раса», а это отрывок из письма ефрейтора Грубера: «Всех, кто нам мешает в пути, мы расстреливаем, когда едем через русскую деревню, и в нас стреляют, мы расстреливаем всю деревню».

Конечно, самая желанная находка для любого поисковика - это личные документы солдат. Они очень разнообразны: записные книжки, справки, подписанные личные вещи, удостоверения личности, красноармейские книжки и, конечно, медальоны.

Очень интересную записную книжку мы нашли летом 2001 года в Старорусском районе, принадлежавшую бойцу В. Суркову. В ней и конспекты прослушанных лекций (по поводу возможной химической атаки), и адреса друзей (один из них - Путин из Ленинграда), и даже подсказки о том, кто есть т. Сталин и т. Молотов. В 1942 г. т. Сталин занимал посты (цитирую):

  1. наркома обороны
  2. председателя СНХ
  3. председателя комитета обороны
  4. секретаря ЦК

А вот социалистические обязательства, которые В. Сурков принял в 1942 г.:

«Я, красноармеец 2-ого взвода 1 отделения Сурков В. М., беру следующие пункты, вызываю красноармейца т. Казанцова:

  1. не иметь ни одного потерянного боевого имущества
  2. не иметь ни одного отставания
  3. не разглашать тайну
  4. не иметь ни одного дисциплинарного взыскания
  5. не иметь ни одного обмораживания
  6. при марше соблюдать тишину, не курить. 22. 03. 42 г.»

Интересные надписи встречаются на личных вещах солдат и офицеров. Вот надпись на портсигаре: «Горному инженеру Власенко Ивану Васильевичу на добрую память. Ася», на ложке «Родионов Никита Дмитриевич. Приморье. Лазо. 2 ОКАД. Привет, дорогая». А вот по надписи на мундштуке: «Лейтенанта Кипина Сергея. Урож. Молотовской обл., с. Искор» мы сумели найти сестру погибшего офицера.

Но вот то, что заставляет дрожать руки каждого поисковика - это солдатский медальон. В Новгородской области встречаются все типы медальонов, использовавшихся в армии: «ладанка», пластмассовые, деревянные и «самопальные», когда для записки использовалось все, что попадалось под руку. В 1998 году мы нашли погибшего, у которого в качестве медальона была использована воспламенительная трубка от взрывателя.

К сожалению, в большинстве случаев можно прочитать только те вкладыши, которые находились в пластмассовых капсулах. Содержание их различно, хотя существовали определенные правила заполнения вкладышей. Эти правила строго выполнялись писарями, которым вменялось в обязанность заполнение солдатских медальонов. По воспоминаниям старых поисковиков, на знаменитой «офицерской» поляне в Мясном Бору было найдено несколько десятков медальонов, заполненных одной рукой четким каллиграфическим почерком. Там же в 1999 году мы нашли Пивова Владимира Николаевича, в медальоне которого в графе «воинское звание» была запись - писарь.

Но, конечно, чаще всего медальоны солдаты заполняли самостоятельно. И потому помимо стандартных данных Ф. И. О., звание, год рождения и др. появлялись приписки: «Передайте жене Черномазовой Павлине Васильевне, сыну Геннадию, дочери В, отцу Егору Егоровичу от сына А. Е. Сараева» (медальон найден в 2000 году в Малом Замошье), «Писал 10. 02. 42. В г. Боровичи в выздоравливающем батальоне Лещенко Константин» (1999 год, д. Земтицы).

В своем медальоне Федор Подгузов делает дважды приписки на обеих сторонах листка: «Подгузова Поля. Подгузова Поля Васильевна. 03.01.42 г. « (медальон найден в 1999 году у " острова" в районе д. Мясной Бор).

Медальонные записи делались часто не на стандартных бланках, в ход шел любой чистый лист бумаги: кусок обоев с синенькими цветочками на одной стороне, чистые полстранички из библиотечной книги со штампом библиотеки и даже этикетка с банки рыбных консервов. Некоторые записки мы так и не сумели расшифровать. Так, есть в нашем архиве медальон, заполненный по-узбекски, а солдат-казах вместо фразы "год рождения" написал «гат разден». Но все это, конечно, не важно. Главное то, что через годы эти послания приходят людям, которым они были когда-то отправлены.

К другим записям

Запись

Вместе

Вместе

Вечное солнышко светило вечному миру, не замечая, что согревает на этой безымянной высоте только мёртвых. Ватные белые облака бежали по глади широко раскрытых в небо глаз, унося с собой в небеса души солдат, павших за Родину.

Запись

Третий Фронт

Третий Фронт

Фото-рассказ о поисковых работах конца восьмидесятых - начала девяностых в Долине смерти. «Третий фронт» — честный, страшный, написанный отличным языком.

Запись

Здесь не солдаты – души полегли…

Здесь не солдаты – души полегли…

«Долина смерти» - «Горести долина», «Долина жизни» - доблести полна, «Долина славы» будет не забыта, «Долина памяти» останется жива!

Запись

Прикоснуться к войне

Прикоснуться к войне

В Рыбинске грузимся ночью и сразу в путь, чтобы через полсуток в составе новгородского поискового отряда «Гвардия» отправиться в район деревни Мостки, на огненную линию Волховского фронта, проходившую в этих местах в начале 1942-го.

Запись

Костер

Костер

Костерок окреп, уже уверенно трещит сушняком и искрит во влажном утреннем воздухе. Семьдесят два года назад так же в апрельское утро согревались наши солдаты перед атакой. Здесь же, на этой речушке в Мостках. Деревушка в пару десятков дворов. Вторая Долина смерти в Любанской операции - в бесславной, но не позорной...

Запись

Девчонка...

Девчонка...

Глядящие со дна раскопа пустые глазницы приковывали внимание, не отпускали. Какая она была? Красивая, наверное. Мне один ветеран рассказывал, что на войне все девчонки красивые. Они про дом напоминают, про то время, когда войны не было.